Мубариз Мансимов о Lukoil и президентских выборах в Азербайджане

16:11 | 10.02.2018
Турецкий бизнесмен азербайджанского происхождения, президент группы компаний PALMALİ Мубариз Мансимов дал интервью турецкому изданию "Hürriyet".
 
Мубариз Мансимов подчеркнул, что его компания прекратила работу с азербайджанской госкомпанией SOCAR и судится с российским нефтяным гигантом Lukoil, но несмотря на это, продолжает работать с такими мировыми корпорациями как Shell, Total, Glencore, BP.
 
Напомним, что азербайджанский бизнесмен с 1998 года проживает в Турции и после того, как взял фамилию Курбаноглу, в 2007 году получил турецкое гражданство. Он прокомментировал слухи о том, что собирается покинуть Турцию.
 
"Давно ходят такие слухи, что я скоро покину Турцию, но как видите, я здесь, работаю, мои компании успешно работают, расширяется деятельность PALMALİ. Я люблю Турцию и никуда не собираюсь уезжать", - сказал в беседе с корреспондентом издания Мансимов.
 
- До этого мы с вами встретились несколько раз, брали у вас интервью. Но в последнее время при каждой нашей встречи я спрашивал у вас, и сейчас спрашиваю, покидаете ли вы Турцию?
 
- Я думаю, больше не стоит об этом спрашивать. Я здесь, работаю и не собираюсь уехать отсюда. Я люблю Турцию.
 
- Сектор мореходство пережил острый кризис. У вас есть инвестиции и в туристическом секторе. В данный момент как идут ваши дела?
 
- Главной линией деятельности нашей компании является мореходство, судостроение, перевозки и логистика в этой сфере. Не только своими судами, но и арендованными нами кораблями, сухогрузами и танкерами мы занимаемся международными перевозками. Наша группа PALMALİ владеет одним из самых крупных гражданских флотов в мире. Численность наших судов постоянно растет. Во всех крупных портах мира имеем свое представительство. В данный момент наш флот владеет 270 кораблями различного размера, типа и назначения. Среди них есть и арендованные и свои корабли. Могу сказать вам, что 100 из кораблей принадлежат нашей компании.
 
- За последние годы вы купили новые корабли?
 
- Мы продаем старые корабли и покупаем новые. В 2017 году купили 5 новых судов. Танкеры и сухогрузы постоянно обновляются. Учитывая тот факт, что наши суда постоянно работают, необходимо обновление и тщательное техническое обслуживание.
 
- В последнее время наблюдается рост объема перевозимых морским путем товаров. Параллельно с этим меняется и торговый баланс в мире. Как идут ваши дела? Снижение цен на нефть обанкротило многие судоходные компании...
 
- Рынки меняются. Мировая торговля тоже претерпела некоторые изменения. Мореходство не связано с государствами. Где есть реки, моря, океан, там развивается судоходство. Занимаемся перевозками и в речных портах. Единственным конкурентом мореходства - железные дороги. Даже в самые трудные моменты мореходство не прекратит свою работу. Перевозки энергоресурсов морским путем продолжается. Даже трудно представить, что этот процесс прекратится.
 
- Но в итоге снижение цен на нефть негативно повлияло...
 
- Переход на альтернативные источники энергии наводит на мысль, что нефтяная эра заканчивается. Но нефтяной сектор не зависит от бензобака наших автомобилей. Тут речь идет о ценных химических продуктах, которые занимают весомое место в мировой торговле. От текстиля, косметики, парфюмерии до различного рода стройматериалов, в производстве которых используется нефть как основное сырье. Танкеры будут всегда. Танкеры нужны не только для перевозки нефти и нефтепродуктов, своими танкерами мы перевозим и питьевую воду.
 
- Куда возите питьевую воду?
 
- Из Франции перевозим воду в арабские страны. Возим продукты питания, различные растительные масла, оливковое, пальмовое, цветочное. Мореходство переживает кризис раз в 10 лет. Это мы с вами обсуждали раньше. Кризис связан с избытком транспортных средств. Много судов было построено. Вот причина кризиса.
 
- Прошло уже около 10 лет... Завершается этот кризисный период. Какая на данный момент ситуация в мореходстве?
 
- Да, согласен, 2018 год - год процветания мореходства
 
- На каком основании считаете, что этот год будет годом развития в истории мирового пароходства?
 
- Поступают новые заказы на строительство новых судов. Обновляются старые корабли. Мы постоянно анализируем ситуацию в этом секторе. Нам известны объемы товаров на мировых портах. За последние 5 лет сектор судостроения сократился, чуть ли не на 70%. Многие танкеры и сухогрузы остались без работы. Но уже с этого года чувствуется серьезное оживление в секторе. С этого года придется переделывать наши корабли, чтобы они соответствовали экологическим стандартам. С этого года не соответствующим этим стандартам кораблям не разрешат вход в мировые порты. Горючее должно быть марки ЕвроДизель. Сектор, безусловно, оживится. Новые правила приведут к тому, что старые, не соответствующие новым стандартам суды, будут пригнаны в ДОК для капитального ремонта, либо их отправят на металлолом. Это значит, что для новых судов работы будет. Но признаюсь, естественно, все не будет как 10 лет тому назад...
 
- А что изменилось конкретно с тех времен?
 
- Построили много нефтепроводов. Раньше мы занимались перевозками сырой нефти из Черного моря в США. Теперь США сами экспортируют нефть. Это повлияло на обстановку в мореходстве. Но повторяю, морские перевозки это не только нефть. Численность судов нашей компании никогда не было меньше 100. В России, в городе Ростов, в Турции естественно, и в Мальте наш флот имеет свои порты.
 
- На какие рынки вы нацелены?
 
- Мы не были активные в балтийском бассейне. На данный момент активизируем свою деятельность там. В Европе у нас крупный флот, который плавает под мальтийским флагом. В мире самый крупный торговый флот у нас. Растет тоннаж наших кораблей.
 
- Долгие годы ваша компания работала с российской компанией Lukoil. В данный момент спор между вами продолжается в суде. С другой стороны порвали партнерство с SOCAR. Как повлияла на ваш капитал расторжение контрактов со столь крупными заказчиками?
 
- Они ушли, пришли другие крупные корпорации. Мы работаем с такими гигантами как Total, Shell, BP, Statoil, Vitol и с таким крупным производителем сырья, как Glencore. Эти нефтяные компании существуют уже более, чем 100 лет. Они превратились в транснациональные корпорации, управляются с буржуа-менталитетом. У них нет лицемерия, фальшивости в партнерстве и сотрудничестве. Учитываются бизнес-интересы всех партнеров. Пунктуальность, точность и выполнение своих обязательств перед партнером для них важнее всего. Но, увы, в компаниях, которые созданы на постсоветском пространстве, нет такого, и ими управляют советскими методами.
 
- Как ваш судебный спор с Lukoil? Вы потребовали у этой компании 2 миллиарда долларов за то, что они не выполнили условия контракта...
 
- Мы с Lukoil работали 27 лет. Lukoil хорошая компания. У нас был контракт в 2005-2010 годах. На основе этого контракта мы купили новые корабли. Эти корабли должны были выполнять заказ Lukoil. В 2010 году увеличили срок контракта ещё на 10 лет, до 2020 года. От 2005 до 2010 года работали с Lukoil. Хорошо поработали. Но после 2010-го года российская компания не выполнила условия контракта. Я со своей стороны не хотел таскать этот спор в суд. Пытался решить проблему за круглым столом как партнеры. Но не получилось. Тогда мы были вынуждены обратиться в суд. Процесс продолжается. Подождем до завершения дела, потом поговорим об этом.
 
- Судебный процесс идет в Лондоне. Когда будет вынесен вердикт?
 
- Да, процесс продолжается в Высшем Арбитражном Суде Лондона. Мы должны выиграть это дело, потому, что есть все необходимые документы и контракт, которые доказывают, что Lukoil не выполнила свои обязательства. Я думаю, процесс завершится в 2019 году.
 
- Ваше партнерство с  SOCAR тоже прекратилось...
 
- С SOCAR тоже работали довольно долго. Это государственная нефтяная компания Азербайджана. PALMALİ с этой компанией учредила совместную фирму. Наша доля составляла 35% в этом проекте. 3 года тому назад я ушел из этого проекта. Не хотел участвовать. Договорились с SOCAR, и я вышел из партнерства. У нас с SOCAR нет никаких проблем. Все слухи о каких-то проблемах между PALMALİ и SOCAR являются дезинформацией.
 
- В Азербайджанских СМИ вас не любят?
 
- Есть определенная группа, которая нас не любит. Я знаю кто эти люди. Они пытаются меня дискредитировать. Мое имя Мубариз - в переводе обозначает "борец, боец". Я люблю бороться, не люблю спокойную жизнь. Но ложь раскрывается быстро. Народ, общественность видит все, они знают кто прав, кто нет. Уже четвертый год подряд азербайджанские СМИ пишут обо мне только клевету. Если бы это написали армяне, можно было понять. Вызывает жалось то, что азербайджанские СМИ меня пытаются дискредитировать, очернить мою репутацию. Мой покойный отец всегда говорил: "Собака лает, караван идет". Я занимаюсь своим делом и не обращаю на них внимание.
 
- Вы близки к политике? Из-за этого вас превратили в мишень?
 
- В Азербайджане пройдут внеочередные выборы, поэтому пытаются использовать мое имя в грязных политических интригах. Я много чего должен Гейдару Алиеву. Прекращение огня в Карабахе, борьба с армянами... Гейдар Алиев словно спас утопающий корабль, вытащил страну из глубокого политического кризиса. На фронте остановилась война, армия Азербайджана усилилась. Приоритетом его внешней политики была Турция. Он был поклонником Ататюрка и настоящим тюрком. Его дружба с покойным Демирелем очень позитивно отразилась на отношениях Азербайджана и Турции. Был осуществлен крупнейший экономический проект века, строительство трубопровода Баку-Джейхан, который приносит большие доходы нашим странам. Я сделал свою карьеру благодаря покойному Гейдару Алиеву. Нас с 12 лет оторвали из дома, обучали, дали образование. При СССР азербайджанцев не выдвигали на высокие посты, не давали хорошие должности в престижных учреждениях, но Алиев из Кремля всегда помогал азербайджанским студентам.  Я один из таких молодых азербайджанцев, кому помог Гейдар Алиев. Он дал нам билет на жизнь. Мы все учились и закончили ВУЗы с его помощью и под его покровительством. Я всегда поддерживал его, теперь поддерживаю его сына Ильхама Алиева, действующего президента Азербайджана. Решение о проведении внеочередных выборов очень правильный шаг. Хочу вдобавок сказать, что я не получил от государства и в Турции, и в Азербайджане, не одного проекта.
 
- В ряде СМИ опубликовались материалы о вашей компании в Мальте. У вас есть компаньоны из политиков? Или есть ли у вас компаньоны, которые состоят в родственных связях с известными политиками?
 
- У меня нет таких партнеров и компаньонов. Все эти слухи являются ложью. Скажите, разве Трамп не бизнесмен? Разве бизнесмен не сможет управлять государством? Его окружение не имеет право заниматься бизнесом? Каким законом это запрещается? Повторяю, у меня нет компаньонов среди политиков. Я занимаюсь своими делами, осуществляю новые проекты для расширения своего бизнеса.
 
- На фоне судебного спора с Lukoil, не пострадают ли ваши компании в России?
 
- Мы можем распродать активы наших компаний в России и покинуть эту страну. Все зависит от обстановки. На данный момент наша судоходная компания самая крупная в России, по численности судов и по объему работы.
 
- Вы построили крупнейший порт в Турции Yalıkavak Marina совместно с президентом группы компаний Doğuş Grubu Феритом Шахенком. Помимо этого, у вас ещё такие крупные проекты?
 
- Наша работа - мореходство, мы нацелены на эту сферу. Для меня Ферит Шахенк один из самых успешных бизнесменов Турции, который достойно представляет нашу страну за рубежом. На данный момент у нас нет совместного проекта.

www.anews.az

Лента новостей