Зачем возвращаться на оккупированные территории?

21:17 | 10.12.2018
Зульфия Сафханова

Как вы думаете, какая разница между внутренне перемещенными лицами (ВПЛ) в Украине и Азербайджане? Разница не самого конфликта, а именно людей, которые были вынуждены переселиться.

При общении с ВПЛ из Донецкой области в рамках проекта по миграции в Краматорске, первое, что привлекло мое внимание: их свобода выражения - они могут без стеснения говорить, что не вернутся на прежние места, даже если оккупированные территории освободятся, и это нормально. Это не значит, что все довольны ситуацией, и никто из ВПЛ на самом деле не вернется, в случае возвращения оккупированных территорий. Просто их достаточно реальные и «человеческие» позиции, обоснованные самыми обычными бытовыми причинами, на фоне ситуации в Азербайджане, которую я наблюдала, вызывают некоторое приятное удивление.

За весь свой опыт общения с переселенцами из Карабаха, я не помню ни одного случая, чтобы кто-то из них с чистой душой, без интонации оправдания в голосе сказал бы: «А я вот уже 20 лет живу в Баку, устроился тут и наверняка не вернусь в Карабах, даже если его вернут». Более того, проходит более 25-и лет, выросло новое поколение, не видевшее Карабах вообще. Но даже при этом, сегодня я спросила у уроженца из Карабаха, хочет ли он вернутся туда и жить там, он не смог сказать мне «нет», наверняка подумав, что я буду его осуждать за это.
Раньше это не так остро привлекало моё внимание. Но при встрече с украинскими ВПЛ, которые всего только 4-5 лет назад стали переселенцами, и уже могут говорить на эти темы намного более свободней, чем переселенцы в нашем обществе. Невозможно не почувствовать этот резкий контраст.

"В этом вообще нет ничего плохого» говорит Андрей Романенко, журналист, координатор центра общественного контроля «ДІЙ-Краматорск» "После освобождения кто-то вернется в Донецк, многие может не вернутся, потому что они устроились тут, у них здесь бизнес и т.д. Я вообще не вижу с этим проблем. Не они, то так другие переедут туда».

По словам Андрея Романенко, это будет вполне нормальным движением внутри страны: «Донецк, Макеевка - это шахтерские, металлургические, машиностроительные города, которые после возвращения будут местами с хорошим уровнем зарплаты и вполне возможно, что люди из аграрных, или менее зажиточных регионов поедут туда зарабатывать, и это вполне нормально, с этим вообще нет никаких проблем».
Роман Балабойко, поэт и журналист, который сам был вынужден стать внутренне-перемещенным лицом также подчеркнул, что люди имеют свободу выбора в перемещении внутри страны и обосновал это рядом причин.

«По статистике половина возвращается, половина – нет. Я думаю, что это адекватные цифры. Но вы же понимаете, чем дальше все это затягивается, тем меньше людей вернутся. Во-первых, эти люди на новом месте находят себя, уживаются, во-вторых, экономика оккупированных территорий подвергается грабежу и разрушается с каждым днем. Даже если мы освободим эти территории, куда людям возвращаться? На какие рабочие места? Может быть даже уже некуда будет возвращаться в плане инфраструктуры» - с более скептической позицией отметил Роман Балабойко. И как это напоминает ситуацию в Карабахе. Хотя об этом никто не осмеливается сказать.

 «Люди, которые более 4 лет, как выехали и живут на территориях свободной Украины, уже не совсем переселенцы, это уже практически местные жители. Сейчас они ратуют и беспокоятся за новые для них города больше, чем местные. И слово «переселенец» для них уже больше, как раздражитель» - добавил Роман.

Похожие мнения, которые высказывались без тени стеснения и с взаимопониманием друг к другу, с уважением к человеческой природе, без патриотических обязанностей, я услышала еще от нескольких переселенцев и представителей НПО. Было интересно услышать, что по этому поводу думают азербайджанские эксперты.

Зардушт Ализаде, известный политолог, очень близко знакомый с карабахским конфликтом между Арменией и Азербайджаном, а также ситуацией с переселенцами в Азербайджане, не отказался прокомментировать это наблюдение:

«Я думаю, что это зависит от того, какую пропагандистскую политику ведет власть. Если власть ведет кампанию под лозунгом  "Карабах наш! Мы туда вернемся!", то переселенцам было бы ущербно для репутации говорить - "знаете, мне и в Баку хорошо. Я туда возвращаться не хочу". Поэтому хотя все они внутри знают, что не вернутся туда, на публике они говорят: "нет, мы день и ночь не спим, то и дело думаем о возвращении в Карабах", поделился своим мнением политолог.

По его мнению, власть в Украине такую пропаганду не ведет и как результат, общественность в Украине очень спокойно относится к тому, что люди уехали оттуда и сейчас живут здесь. «Будет лучше там, вернутся туда, не вернутся - ну и пусть живут здесь. Вот и все. Я думаю, что это связано с официальной линией пропаганды, с формируемым общественным мнением, с репутацией, которая навешивается на человека», - продолжил Зардушт Ализаде. Он также поделился своим мнением по поводу аналогической ситуации с карабахскими переселенцами:

«Я знаю, что большинство азербайджанских карабахцев не намерены возвращаться и не вернутся в Карабах. В лучшем случае, вернется 50% из полмиллиона карабахцев, и то  если постепенно будут возвращаться территории вокруг Карабаха, будут размещены там миротворческие силы, власть и международный контингент дадут гарантию безопасности возвращающимся и там будет более комфортно, чем здесь, будут выделены большие средства на постройку домов, дорог, созданию объектов инфраструктуры, коммунального хозяйства и т.д. Остальные же осядут в Баку и в других местах. А то, что они не говорят об этом – это результат пропаганды и общественных стереотипов», - считает Зардушт Ализаде.
 

www.anews.az

Лента новостей