Лебединое озеро по Грэмми Мёрфи

09:21 | 22.05.2019
Сабина Искендерли 
 
Посмотрела вчера по каналу Mezzo балет « Лебединое озеро» в постановке Австралийского балета, и до сих пор нахожусь под сильным впечатлением.

Надо сказать с первых минут, как включила тв, я находилась в недоумении, смотрю и чувствую что-то странное: музыка, вроде знакомая до слез, но на сцене творится что то несусветное, декорации костюмы совсем из другой эпохи, мужчины, включая принца, в пиджаках, подтяжках и белых манишках, то ли лорды, то ли официанты. Дамы в туалетах начала 20 века, красиво конечно, но причём здесь «Лебединое озеро», спрашиваю я сама себя.

Хореография тоже странная, нет милого твоему сердцу классического танца, все очень современно, хотя не лишено динамичности. 

Если бы во втором акте не появились лебеди, я бы так и терялась в догадках что это за балет и при чем здесь Чайковский. Более того, если бы не музыка Чайковского, вряд ли зритель, привыкший к классическому балету, понял, что перед ним танцуют Лебединое озеро. 

Кстати, лебеди танцуют не в привычных нам пачках, а в нелепых платьицах, которые зрительно укорачивают ноги, отчего балерины кажутся приземистыми и широкими. 

Хореограф Грэм Мерфи полностью отдался вольным фантазиям на тему любовного треугольника в одной аристократической семьи эдвардианской эпохи, откинув прочь знакомое нам классическое либретто. Его спектакль - это очень реалистическое действие, перемешивающее с романтическими вставками, и не всегда это сочетание кажется гармоничным, а порой просто шокирует. Например, сцены в психической больнице, в которой оказывается Одетта благодаря дворцовым интригам. Вместо волшебника мы видим врача психиатра( намёк на доктора Фрейда ) в очках-пенсне, а образы строгих медсестер-монахинь в белых панамах я так и не расшифровала. 

И с музыкой режиссёр позволил себе вольности , тасовал фрагменты, как карты в колоде, разрывая ее на куски и перебрасывая их из начала в конец,  или используя их в разных сценах. 

Но что же заставило меня смотреть не отрываясь? Ведь негодуя, недоумевая, возмущаясь, я все таки не могла выключить телевизор и пойти спать, смотрела до конца. 

Наверно, потому что балет наполнен драматизмом и держит в постоянном напряжении. Танцы, правда, часто неуклюжи, особенно у лебедей. Но много темперамента в движениях, много новых танцевальных элементов, совершенно невозможных, казалось, в классическом балете, но они полны жизненной силы.

Особенно впечатлила сценография Кристиана Фредерикссона в виде огромного наклонного диска, сияющего ледяным блеском, изображающего озеро. В четвертом акте он затянут черной материей, наверху этого диска люк, в котором исчезает главная героиня и в который, как в глубокую воронку, втягивается вслед за ней чёрная ткань.

Как я уже заметила, если бы не знакомая с пелёнок музыка Чайковского, догадаться о том, что перед вами «Лебединое озеро, было бы сложно. Более того, такое драматическое толкование можно было придать любому балету, той же «Жизель, например, только вместо танца маленьких лебедей, как знакового в этом произведении, мы увидели знаменитый танец вилис.

Но Грэм Мёрфи выбрал для своих фантазий «Лебединое озеро» и сотворил свой собственный шедевр.

Как то один из знатоков балета Джордж Баланчин то ли с грустью, то ли с иронией заметил, что все балеты надо называть "Лебединым озером" — это гарантирует и продажу билетов, и успех у зрителей. И отчасти он совершенно прав, но с другой стороны, из всех множества интерпретаций, существующих на сегодняшний день, я с удовольствием посмотрю и ещё раз фантазию Грэма Мёрфи. Что то все таки зацепило меня в ней
www.anews.az
loading...

Лента новостей